Влияние детской травмы на формирование пограничного расстройства личности

13 апреля 2023
92

Аннотация. Психологические травмы ребенка, полученные в ходе развития, занимают особое место среди отрицательных эмоциональных состояний, которые влекут за собой формирование всевозможных психических нарушений и болезней, в том числе и пограничное расстройство личности. В настоящем исследовании проведено выявление взаимосвязи между детской травмой и показателями пограничной симптоматики личности в непсихиатрической клинической популяции, с целью оценки потенциальной связи между этими переменными в популяции, обратившейся за психологической помощью. Выявлена достоверная взаимосвязь между отдельными формами психологических травм, общим количеством детских психологических травм и показателями пограничной симптоматики личности.

Abstract. The psychological trauma of the child received during development occupies a special place among the negative emotional states that entail the formation of all kinds of mental disorders and diseases, including borderline personality disorder. The present study revealed the relationship between childhood trauma and indicators of borderline personality symptoms in a non-psychiatric clinical population, in order to assess the potential relationship between these variables in the population seeking psychological help. A reliable relationship between individual forms of injuries, the total number of childhood injuries and indicators of borderline personality symptoms was revealed.

Ключевые слова: пограничное расстройство личности; психологическая травма; детская травма. 

Keywords: borderline personality disorder; psychological trauma; childhood trauma.

Введение

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) затрагивает 1-6% населения [4] и характеризуется нестабильностью межличностных отношений, импульсивностью, аффективной нестабильностью и трудностями с представлением о себе. ПРЛ представляет собой расстройство, в первую очередь характеризуемое нарушением регуляции эмоций, и действительно, пациенты с ПРЛ демонстрируют повышенную эмоциональную чувствительность, неспособность регулировать эмоциональные реакции интенсивного характера и возвращение к начальному эмоциональному уровню. По причине сильной эмоциональной боли и самоповреждающего поведения, присутствующего у людей с БЛД, оно влияет как на физическую, так и на психическую составляющую здоровья и является экономически дорогостоящим для лечения [5].

Среди различных этиопатологических теорий, которые были предложены в течение многих лет, наиболее поддерживаемой является теория, предложенная M.M. Linehan в 1993 году [9], которая предполагает, что ПРЛ может быть результатом взаимодействия между биологическими и психосоциальными факторами, в частности, между биологически обоснованной уязвимостью и неблагоприятными, травмирующими переживаниями в детском возрасте. Linehan также предположила, что развитие БЛД происходит в недействительном контексте развития, характеризующемся нетерпимостью к выражению личных эмоциональных переживаний в детстве. Как следствие, дети, попавшие в эту неблагоприятную среду, не могут научиться понимать, маркировать, регулировать или терпеть эмоциональные реакции и, наоборот, находятся в дисбалансе между эмоциональным торможением и крайней эмоциональной лабильностью. Приобретенные в результате стресс-реакции переживания, ребенок не в состоянии преодолеть без помощи других, поэтому как в большинстве случаев это приводит к тяжелым психологическим разрушениям. Психологическое потрясение, является угрозой для жизни и фундаментально откладывается в человеческом сознании. Во всяком случае присутствует эмоциональное отражение индивида на травму. Действие на травмирующее явление может наступить не сразу, а через длительное время либо даже десятки лет [8].

Обзор литературы

Более трех десятилетий назад «пограничные синдромы в детстве» были определены в качестве основных областей дисфункции, которые включают в себя переключение между различными эмоциональными состояниями, уровнем тревоги, содержанием мысли и процессами, отношениями с другими людьми и отсутствием контроля. Кроме того, эти «пограничные синдромы» были вызваны целым рядом различных событий, включая историю плохого обращения, лишений и воздействия хаотичной семейной среды. Несколько исследований показали, что диагноз ПРЛ связан с жестоким обращением с детьми с диапазоном от 30 до 90% у пациентов с данной патологией [1; 3;4;6].

Проведенные исследования показали, что люди с ПРЛ в 13,91 раза (95%) чаще сообщают о неблагоприятных обстоятельствах в детском возрасте, чем неклинические контроли. Лица с ПРЛ сообщали о большей подверженности детскому насилию или пренебрежению, чем лица с серьезным депрессивным расстройством. Обнаружено, что симптоматика ПРЛ была значительно связана с детским эмоциональным насилием, эмоциональным пренебрежением, сексуальным насилием и физическим пренебрежением. Анализ данных международных исследований показал, что более 70% людей, у которых было диагностировано ПРЛ, сообщили как минимум об одном травматическом детском опыте [6].

Katalin Merza et al. [7] изучали травматические детские переживания 80 пограничных стационарных больных, 73 пациента с депрессией и 51 пациент контрольной здоровой группы венгерской выборки. Неблагоприятные детские переживания (пренебрежение, эмоциональное насилие, физическое насилие, сексуальное насилие, свидетели травмы) были более распространенными среди пограничных пациентов, чем среди депрессивных и здоровых людей. Самыми сильными предикторами пограничного диагноза были сексуальное насилие, физическое насилие в семье и пренебрежение со стороны лиц, осуществляющих уход.

В литературе подчеркивается сходство отдельных симптомов или клинических особенностей у детей, подвергшихся жестокому обращению, и у взрослых с ПРЛ. К ним относятся аффективные проблемы нестабильности в отношениях, негативная самооценка, повышенный риск суицидальных мыслей и суицидального поведения и развития психопатологии. Недавние исследования также показали, что дети, подвергшиеся жестокому обращению, чаще проявляют «пограничные черты личности», чем те, кто не подвергался жестокому обращению [6].

В недавнем исследовании Martin-Blanco et al. [10] выдвинули гипотезу, что взаимодействие детской травмы и темпераментных чертможет быть связано с тяжестью ПРЛ. В связи с этим они оценили самоотчеты о травмах, психобиологических темпераментных особенностях и тяжести симптомов ПРЛ в когорте из 130 пациентов с ПРЛ. Данные показали корреляцию только между жестоким обращением в детстве и общительностью, и никакой другой корреляции не наблюдалось. Кроме того, взаимодействие между чертами высокого невротизма-тревоги и наличием серьезного эмоционального насилия было связано с серьезностью расстройства.

Симптомы совпадения отмечены между диагнозом ПРЛ и другими расстройствами, включая посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и другими расстройствами оси I [5]. Более того, в последние десятилетия были предложены различные нозографические описания для характеристики различных симптомов, связанных с травмой, таких как комплексное посттравматическое стрессовое расстройство, также известное как расстройство экстремального стресса, которое не определено иным образом, описывает клинический синдром после опыта межличностной травмирующей виктимизации и имеет много общего с ПРЛ, включая патологическую диссоциацию, соматизацию, нарушение регуляции эмоций, измененную центральную личность и реляционные схемы [4].

Таким образом, существуют четкие данные, свидетельствующие о том, что детские травмы играют роль в развитии расстройств личности и, хотя в настоящее время широко распространено раннее вмешательство при ПРЛ, все еще существует лишь ограниченное количество исследований, изучающих траекторию развития данного расстройства. В связи с вышесказанным актуальным является уточнение влияния травм в детском возрасте на формирование пограничного расстройства личности.

Цель исследования: определить влияние последствий различных психотравмирующих ситуаций в детском возрасте на формирование пограничного расстройства личности.

Методы исследования. Исследование влияния последствий различных психотравмирующих ситуаций в детском возрасте на формирование пограничного расстройства личности проходило на базе РГПУ им. А.И. Герцена. В исследовании приняли участие 60 испытуемых в возрасте от 20 до 38 лет. Из них 30 здоровых испытуемых и 30 пациентов с диагнозом эмоционально неустойчивое расстройство личности, пограничный тип (F60.31), подтвержденное с помощью двух полуструктурированных клинических опросников: SCID-II использовался для оценки расстройств личности в соответствии с критериями DSM-IV, DIB-R – опросник для установления диагноза ПРЛ за последние 2 года.

Для оценки влияния психотравмирующих событий детства использовался опросник детской травмы (CTQ). Статистическая обработка результатов проведена с использованием программы SPSS Statistics. Сравнение показателей между группами испытуемых проведена на основе применения U-критерия Манна-Уитни. Значимость статистической достоверности различия параметров между группами учитывалась при достижении уровня p < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

Проведенное исследование влияния последствий различных психотравмирующих ситуаций в детском возрасте на формирование ПРЛ показало результаты, представленные в таблице 1.


Так, если в группе испытуемых с ПРЛ по шкале «Эмоциональное насилие» был получен средний балл 8,33±3,2, то в группе контроля он составил 5,22±2,1 баллов; по шкале «Физическое насилие» в группе испытуемых с ПРЛ был получен средний балл 6,81±2,5, в группе контроля он составил 4,32±1,7 баллов; по шкале «Домогательство» в группе испытуемых с ПРЛ был получен средний балл 5,94±1,7, в группе контроля он составил 5,12±1,2 баллов; по шкале «Эмоциональное пренебрежение» в группе испытуемых с ПРЛ был получен средний балл 13,21±3,12, в группе контроля он составил 9,87±2,14 баллов; по шкале «Физическое пренебрежение» в группе испытуемых с ПРЛ был получен средний балл 8,92±2,11, в группе контроля он составил 8,14±2,4 баллов. Общий средний балл в группе испытуемых с ПРЛ составил 43,21±2,4, в группе контроля он составил 32,67±1,7 баллов.

Нами были выявлены статистически достоверно значимые различия между группами с ПРЛ и контроля в показателях шкал «Эмоциональное насилие» (p <0,001), «Физическое насилие» (p <0,001) и «Эмоциональное пренебрежение» (p <0,001). При этом, выявлено, что самым значимым в отношении формирования ПРЛ является эмоциональное пренебрежение (13,21±3,12 баллов), тогда как самым незначимым уровень домогательства (5,94±1,7 баллов). Все взаимосвязи между отдельными формами травм и общим количеством детских травм, и показателями пограничной симптоматики личности достигли статистической значимости.

Выводы

Результаты настоящего исследования в значительной степени соответствуют результатам предыдущих исследований и предоставили эмпирические доказательства, существующие в литературе, в которой изучалась связь между детской травмой и ПРЛ. Результаты показали, что травматические переживания в детском возрасте могут быть предиктором формирования ПРЛ. В анализируемой популяции пациентов выявлена взаимосвязь между различными формами детской психологической травмы и пограничной симптоматикой личности, что усиливает роль детской травмы в процессе формирования ПРЛ. Ассоциации между различными типами детской травмы и ПРЛ так же различны. В частности, эмоциональное насилие оказывает наиболее значительное влияние на формирование ПРЛ.

Другие материалы
Эмоциональные нарушения у больных с непсихотическими психическими расстройствами
В оригинальном исследовании с целью выявления клинических особенностей формирования состояний повышенной раздражительности и эмоциональной возбудимости при развитии непсихотических психических расстройств оценивали клинико-психопатологические и клинико-психологические характеристики психогений. Установлено, что клинические проявления повышенной раздражительности и эмоциональной возбудимости имеют психогенные механизмы, связаны с содержанием травмирующего конфликта, его субъективным значением, эмоционально-ценностным переживанием, социальной поддержкой. Определены факторы, опосредующие их формирование. Полученные результаты могут быть использованы при разработке профилактических и терапевтических подходов к больным с непсихотическими психическими расстройствами

12 апреля 2023
59
Резолюция Совета экспертов по диагностике, лечению и профилактике симптомов депрессии у пациентов с перенесенной новой коронавирусной инфекцией на амбулаторном этапе оказания медицинской помощи
В настоящий момент количество случаев заболевания коронавирусной инфекцией COVID-19, вызванной вирусом SARS-CoV-2, превысило 614,3 млн во всем мире, а число летальных исходов перешагнуло цифру 6,5 млн.
15 мая 2023
62
Автор статьи:
Исагулова Елена Юрьевна
Кандидат психологических наук, клинический психолог, психоаналитический психотерапевт, ассоциированный член Московской психоаналитической ассоциации, действительный член Швейцарского института микропсихоанализа (Institut Suisse de Micropsychanalyse), директор НМУ «Клинический центр психического здоровья»
Помогаем строить комфортные отношения с собой и окружающими
Рады видеть вас
в нашем центре
127055, г. Москва,
Порядковый пер., д.21, 4 эт., каб. №7
Пн-Вс
10:00-22:00