Роль семьи в формировании расстройств гендерной идентичности женщин

13 апреля 2023
88

Пол является одной из наиболее фундаментальных характеристик человека на всех уровнях его функционирования - от генетического до личностно-психологического. Пристальное внимание к психологическим аспектам пола на протяжении многих лет остаётся весьма стойким. Внимание к проблеме пола обусловлено тем, что категория пола - сложнейшая психологическая, социальная и клиническая проблема. Сегодняшние требования индивидуального подхода к формированию личности не могут быть реализованы без учета психологической специфики пола. Важное значение эта специфика имеет в сфере семейных отношений и воспитания детей, усвоения ими выработанных обществом полоролевых стереотипов, становления самосознания и Я-идентичности, социализации личности. Особенности нарушения половой идентичности играют важную роль в решении проблем определения профессии. Для клинической психологии особый интерес представляют состояния нарушения половой идентичности как мужчины, так и женщины. Мне хотелось бы остановить своё внимание на проблемах расстройств женской половой идентичности.

Особенности формирования гендерной идентичности

Расстройство половой идентификации встречается довольно редко, его распространенность оценивают как один случай на 30 000 населения у мужчин и на 100 000 — у женщин (Бурдыкина М., Сазонов С., 2008) [5]. Эти данные могут не отражать истинное положение дел, так как в их основе лежат сведения об обращаемости к врачам для того, чтобы изменить пол. Неясным является также то, действительно ли среди пациентов больше мужчин, поскольку разница по полу на самом деле может говорить о социокультурных тенденциях и более выраженной склонности мужчин к расстройствам половой идентификации.

Гормональным факторам не отводится этиологическая роль (не были обнаружены убедительные отклонения в уровне тестостерона у мужских и женских транссексуалов), но, вероятно, они вносят свой вклад в патогенез. В половине случаев расстройства можно обнаружить неспецифические отклонения на ЭЭГ (Бендас Т., 2006) [2].

Роль, которую играет фактор наследственности, пока не смогли оценить, поскольку расстройство половой идентификации распространено мало. Темпераменту также отводится относительная роль, так как она дает нечеткую характеристику социокультурных ожиданий к полу ребёнка (мальчики могут отличаться деликатностью и чувствительностью, а девочки агрессивностью и энергичностью). На половую идентичность влияет не пренатальная гормональная организация, а постнатальные психосоциальные воздействия. Главные факторы в формировании восприятия собственного пола представлены личностными особенностями родителей и характером их отношений с ребенком, в которых ребёнок должен научиться подражать поведенческой модели родителя того же пола (Мид М., 2004) [21]. Усвоение половых ролей происходит также в ходе общения со сверстниками, где важная роль отводится социокультурным ожиданиям к поведению, включая предпочтительный выбор игр для мальчиков (к примеру, в «казаки-разбойники») и девочек (в «дочки-матери»). При непоследовательном или недостаточном подкреплении соответствующего поведения может развиться у ребёнка нечёткое половое самовосприятие.

Как отмечал З. Фрейд, расстройства половой идентификации связаны с чрезмерным отождествлением ребёнком себя с родителем противоположного пола. Например: если мальчик чересчур привязан к матери и мало общается с отцом. Эта ситуация может усугубляться безразличным отношением родителя к полоролевым чертам поведения ребёнка. Поведенческие характеристики противоположного пола подкрепляются одним или обоими родителями, если они не удовлетворены полом ребёнка (переодевают в одежду другого пола и т.д.). При симбиотических отношениях с родителем вообще ослабляется восприятие собственной идентичности у ребёнка. Если при пограничном синдроме это затрагивает всю личность, то при этом расстройстве наблюдается ограничение лишь восприятия своей половой роли. Сходство выражается и в том, что здесь применяются те же примитивные механизмы психологической защиты, которые используются при пограничном расстройстве.

Дети, с которыми жестоко обращались родители, могут иногда неосознанно искажать свою половую идентичность, считая, что родители обращались бы с ними лучше, если бы они были другого пола. Формирование половой идентичности завершается примерно к 3 годам, впоследствии она чрезвычайно устойчива.

Как половая идентичность обозначают переживание и осознание человеком своей половой принадлежности, особенностей своего пола физиологического, психологического и социального характера. Представляя собой аспект личностной идентичности, половая идентичность определяетосвоение половой роли, оказывает влияние на всё поведение и развитие личности (Головин М., 2009) [8].

На феномен половой идентичности, прежде всего, влияют соматические признаки, на основе которых происходит формирование идентичности человека как представителя того или иного пола. Феномен психологического пола вместе с биологическими основами состоит из психологических и поведенческих проявлений личности как индикаторов мужского и женского, наполняющих содержанием аспект самосознания, касающийся пола (Каган В., 2000) [15].

Определение половой идентичности близко связано с гендерной ролью, полоролевой идентичностью и сексуальной ориентацией. Однако некоторыми авторами, исследующими эту проблематику, эти понятия строго разводятся (Клецина И., 1998) [17].

Гендерная роль, усваиваемая ребенком при половой социализации, является дифференциацией деятельности, статусов, прав и обязанностей индивидов, исходя из их половой принадлежности. По сути, это система ожиданий, нормативов, моделей поведения, которую индивиду следует усвоить и затем соответствовать ей, чтобы он был признан как представитель определённого пола. Гендерные роли являются нормативными, их суть представлена выражением тех или иных социальных ожиданий, находящих проявление в поведении. На уровне культуры они присутствуют в контексте определённой системы половой символики и стереотипов маскулинности и фемининности. Гендерные роли всегда имеют отношение к определенной нормативной системе, которую личность усваивает и преломляет в своём сознании и поведении (Берн Ш., 2004) [2].

Отечественные психологи и педагоги первоначально рассматривали «половую идентичность» как внутреннюю динамичную структуру, интегрирующую отдельные стороны личности, касающиеся осознания и переживания себя как представителя того или иного пола [17].

Е.Н. Каменская и И.А. Кириллова в своих исследованиях рассматривают данный феномен в качестве личностного типа идентичности и стержневого компонента целостного развития личности, на который оказывают влияние физические процессы роста и развития и культурное наследие общества [17].

По определению И.С. Кон данный феномен является базовой структурой социальной идентичности, формирование которой происходит в ходе интериоризации мужских и женских черт при взаимодействии с другими людьми. Он считает, что половая принадлежность является той самой первой категорией, в которой происходит осмысление ребенком собственного «Я» [18].

По мнению отечественного психиатра В.Г. Кагана, половая идентичность представляет собой соотнесение личности с телесными, психофизиологическими и социокультурными значениями маскулинности и феминности [14].

Особым образом определяла половую идентичность С. Бэм. Она полагала, что половая идентичность представлена в виде схем, которые ребёнок принимает к своему «Я». Ребёнок принимает только те формы поведения, которые подкреплены взрослыми в качестве принятых в данной культуре по отношению к мужчине или женщине [3].

Обобщая вышеописанные подходы к определению феномена половой идентичности, можно прийти к общему понятию, в соответствии с которым половая идентичность представлена единством поведения и самосознания индивида, который причисляет себя к тому или иному полу и ориентируется на требования соответствующей половой роли.

Говоря о женщине с точки зрения полоролевой идентичности, следует отметить, что женщина гораздо более активно ищет психотерапевтическую помощь, чем мужчина, если обнаружит соответствующую проблему, она больше доверяет психологу, согласна на временные и денежные затраты на работу — с точки зрения мужчины эти затраты вполне бесполезны. Именно женщина просит помощи у психолога, если случаются конфликты в семье и проблемы с детьми. Женщина способна к рефлексированию причин своих любовных неудач, распавшихся союзов, одиночества в пожилом возрасте (Джонсон, Р., 2005) [11]. 

Причиной супружеских и семейных конфликтов, проблем родительско- детских отношений нередко являются нарушения половой идентичности женщин. Женщина не предъявляет это как запрос или жалобу, обращаясь за помощью к психотерапевту. Психотерапевт обнаруживает этот источник, в ходе работы по поводу того, в чём женщина ищет помощи.

Можно посчитать, что, дважды-трижды обнаружив причину проблем женщины в нарушениях половой идентичности, психотерапевт впоследствии станет искать её именно здесь, «по факту обращения». В действительности соблазн невелик, поскольку данный предмет очень сложен. Прежде чем понять, какое влияние оказывают нарушения половой идентичности на судьбу женщины, на её супружескую и семейную жизнь, надо постараться понять, в чём заключаются эти нарушения.

Представления о природе женской половой идентичности, её нарушениях и проявлении этих нарушений отражают попытки разобраться в данном не простом вопросе.

Проблема психологического пола

Изучение уклада жизни обществ убедило М. Мид в том, что формирование половой идентичности у детей должно рассматриваться в свете «реинтерпретируемого ими собственного телесного опыта», который развивается в ходе восприятия тел окружающих мужчин и женщин. В процессе вскармливания мать через своё отношение и обращение показывает дочери, что они являются существами одного пола, а сыну, что он другой, что он мужчина. С пяти лет девочке уже известно, что в будущем она тоже будет матерью и что ей следует оберегать свою женственность, чтобы потом выйти замуж [21].

Мальчик, осознавая, что он отличается от своей матери, поворачивается лицом к внешнему миру для его исследования и действования в нём. Таким образом, как полагает М. Мид, женщина идентифицирует себя со своим полом достаточно рано, а мужчина постоянно должен подтверждать свою маскулинность и определять её для себя снова [21].

Становление половой идентичности у детей, по мнению психологов, состоит из нескольких стадий. На втором году жизни ребёнок относит себя к определенному полу, и формирование этой базовой половой идентичности завершается к трём годам. К пяти-шести годам происходит оформление полоролевой идентичности. Серьезными изменениями в половой идентичности характеризуется пубертатный период (Каган В., 2000) [15]. Можно с уверенностью утверждать, что становление половой идентичности завершается в юношеском возрасте, который характеризуется отношениями с противоположным полом, первым любовным или сексуальным опытом. Всё это определяет переживание и осознание себя как юношу или девушку и как мужчину или женщину.

Исследователи половой идентичности у детей отмечают, что на её развитие влияет наличие в семье одного или обоих родителей, образов отца и матери у детей как мужчины и женщины, взаимоотношения родителей, их отношение к детям (Ильин Е., Каган В.) [13,15]. Становление половой идентичности у детей определяется их сверстниками, сиблингами, значимыми для них взрослыми из их окружения, персонажами книг, фильмов, актерами, спортсменами и другими публичными фигурами. В результате всего этого, мальчики и девочки начинают воспринимать, усваивать роли и способы поведения, которые соответствуют не только их, но и противоположному полу. 

Различные подходы, объясняющие механизмы усвоения ребёнком половой роли, уделяют внимание либо значению бессознательного подражания ребёнка родителям, либо подкреплению правильного или неправильного полового поведения ребёнка, либо самосознанию ребёнка, когда он сам стремится к соотнесению своего поведения с усвоенными представлениями (Ильин, Каган) [13,15]. Видимо, при становлении половой роли у детей отмечается действие всех трёх факторов, но на различных этапах онтогенеза как ведущий выступает то один, то другой, то третий.

В соответствии с мнением Р. Столлера, человек идентифицирует себя не только с лицами своего, но и противоположного пола, и его половая идентичность сочетает в себе мужские и женские черты [24]. Хотя имеется множество точек зрения и подходов, один из наиболее непрояснённых вопросов заключается в том, как мужчиной и женщиной осознается и переживается наличие признаков своего и другого пола.

Мысль о том, что мужчины и женщины имеют двойственную природу, закреплена в немецкой философии неоплатонизма и раскрыта в знаменитой книге О. Вейнингера. Он писал, что мужчина и женщина не являются существами, которые можно было бы отнести к определенному полу. В жизни можно встретить только индивидуумов, приближенным к этим полюсам. О. Вейнингер полагал, что он открыл закон «полового притяжения»: чтобы произошло соединение полов, необходимо присутствие совершенного мужчины и совершенной женщины, находящихся в двух индивидуумах в абсолютно различных частях [6].

На принципе андрогинии основана неоплатоническая философия любви Н. Бердяева, В. Соловьева, З. Гиппиус, концепция христианской любви С. Булгакова. Как отмечал С. Булгаков, каждая личность является индивидуальным своеобразием, смешением стихий мужского и женского, и это представляет собой причину напряжения эротического духа (Булгаков) [4]. То, что мужское и женское взаимодействуют в любви, это представляет собой стремление «мужеженского существа» соединиться с другим «женомужским». Эрос выстраивает двойной мост от мужественности одного человеческого существа к женственности другого и от женственности первого — к мужественности второго (Гиппиус З., 1991) [9].

По мнению К. Юнга, человек в его целостности является двуполым существом. В мужском бессознательном происходит воплощение женского начала (анима), в женском — мужского (анимус). Анима представляет собой слияние представлений матери, женщины, души, анимус — представлений отца, мужчины, героя. Когда мужчина осознаёт свою внутреннюю женственность, а женщина мужественность, то человек открывает свою истинную сущность (Джонсон Р., 2005) [10].

Андрогинию начали изучать в 70-е годы прошлого века. В концепции С. Бем андрогиния выступает в качестве оптимального сочетания мужских и женских черт. С. Бем продемонстрировала, что при андрогинии мужчина и женщина имеют большие возможности адаптации, чем при крайних проявлениях женственности и мужественности, маскулинности и фемининности. Есть также данные, которые свидетельствуют о том, что андрогиния предполагает ситуативную гибкость, высокое самоуважение, мотивацию к достижению, хорошее исполнение мужчинами и женщинами родительской роли, субъективное ощущение благополучия. В парах, где оба супруга являются андрогинами, отмечается более высокая удовлетворенность браком, чем в парах, где один из супругов или оба являются полотипизированными (Берн Ш., 2004) [3].

Гендерную концепцию С. Бем признали многие, а представители гендерной психологии подвергли критике. Сама С. Бем сокрушалась, что она была вынуждена построить свою концепцию на различии мужских и женских качеств вопреки стремлению гендерных психологов к уменьшению гендерной поляризации [3].

Половая идентичность представляет собой одну из наиболее важных составляющих личностной идентичности человека, имеющую отношение к его Я-образу, Я-концепции и самоотношению. Так что можно предположить, что влияние самоотношения, Я-образа и Я-концепции на половую идентичность довольно сильное, и наоборот — половой идентичностью определяются различные аспекты самосознания. Это предположение, естественно, нужно дополнительно исследовать, но на настоящее время литературные свидетельства о таких исследованиях не отмечены.

Влияние семьи при формировании расстройств гендерной идентичности женщин. 

Нарушения половой идентичности могут иметь самый широкий диапазон. По мнению медиков, нарушения половой идентичности представлены индивидуальными вариациями маскулинности и фемининности, сопровождающимися адаптивными реакциями: полоролевым конфликтом на личностном уровне как переживанием реального или мнимого несоответствия полоролевым стандартам с личностными реакциями невротического типа; конфликтом половой идентичности как осознаваемым противостоянием, переживанием себя как представителя противоположного пола и существующих полоролевых стандартов вопреки паспортному полу (Каган В., 2000) [15].

Следует различать нарушения половой идентичности и расстройства половой идентичности. Во втором случае речь идет о состоянии, когда половое самосознание индивида не соответствует его биологическому полу, вызывая желание поменять его (Кон И., 2003) [18].

Будем рассматривать как нарушения половой идентичности вариации конфликтного — осознаваемого или неосознаваемого — соотношения маскулинности и фемининности у мужчин и женщин, которые так или иначе проявляются в их поведении и приводят к различным трудностям и проблемам в личной и семейной жизни их носителей.

Формирование конфликтов маскулинности и фемининности происходит поэтапно в ходе становления личностной дезинтеграции. Чем раньше в онтогенезе происходит складывание половой идентичности и чем теснее она касается негативного (или низко позитивного) самоотношения, тем глубже конфликт в сфере маскулинного-фемининного и тем грубее нарушение.

На нарушения половой идентичности существенно влияет конфликтность взаимоотношений ребенка (подростка, юноши) и объектов идентификации с их ролью в его жизни.

При формировании половой идентичности конфликты в сфере маскулинного и фемининного могут совпадать или сопровождаться конфликтами в структуре самосознания, которые специфичны для тех этапов онтогенеза, на которых происходит формирование половой идентичности. Базовый (центральный для личности) конфликт в структуре самосознания приводит к повышению вероятности неблагоприятного для индивида прохождения через эти этапы.

Нельзя понять причину, по которым возникают и развиваются личные и семейные проблемы женщины, не проанализировав природу её половой идентичности. Необходимо рассмотреть половую роль, характер маскулинности и фемининности, отношение к женскому и мужскому в себе, ее отношение к мужчине, к любви, и того, как половая идентичность находит проявление в поведении женщины как матери, жены, возлюбленной.

Не всегда и не во всех случаях в работе с проблемами женщин необходимо исследовать все стороны половой идентичности. Женщина может сама интуитивно дойти до того, на чём основаны её проблемы. Остальное психотерапевт будет восстанавливать по мере того, как будет самораскрываться клиентка. В процессе психотерапии женщина — и без психотерапевта — вспоминает о событиях своего детства, отрочества, юности, находит события, которые определяют её становление как женщины, вместе с психотерапевтом находит связь между этими событиями и тем, что следовало за ними — немедленно или отсроченно (Мид М., 2004) [21].

Психотерапевт не стремится к тому, чтобы клиентка осознала, какое влияние оказывает половая идентичность на жизнь её семьи, детей, на собственную судьбу. Это представляет важность для самого психотерапевта. Он должен собрать воедино осколки воспоминаний, впечатлений, отголоски боли женщины, создав единую картину, чтобы знать, куда направляться вместе с клиенткой. Он должен соотнести три бытийных пласта: опыт жизни клиентки в родительской семье, становление её как женщины и опыт её жизни в собственной семье, с мужем и детьми. В его представлении эти пласты должны образовать некую целостность, внутри которой он может перемещаться, выискивая мишени психотерапевтической работы (Мид М., 2004) [21].

Во взаимоотношениях одиноких матерей с мальчиками-подростками, в развитии личности мальчиков находят особенно яркое проявление нарушения половой идентичности женщин. Обычно они либо в разводе, либо вообще не выходили замуж, не обладают позитивным любовным и сексуальным опытом, не понимают, в чём особенности мужской психологии. Речь идет о довольно энергичных, деятельных женщинах, склонных к директивному стилю обращения с детьми. Из-за необходимости выполнять мужские роли, заменять мальчикам отца их женственность сошла на нет.

Вследствие конфликта в сфере маскулинности-фемининности, переживания женщиной своей родительской некомпетентности ее авторитет в глазах сына падает. Образец мужского поведения, авторитетную фигуру мальчики ищут вне семьи и, если находят такого человека, то попадают под его влияние, которое нередко оказывается губительным для развития их личности. Если в подростковом возрасте взаимоотношения мальчиков с матерями обретают вид либо конфронтаций, либо открытых столкновений, то в юношеском возрасте борьба с матерью опосредована алкоголем, наркотиками, сексом и т. д.

Исходя из проблем детей деловых женщин, особенно девочек, психотерапевт рассматривает женскую природу их матерей. Идентифицируясь с мужской половой ролью, они уделяют основное внимание высоким достижениям, власти, большим деньгам. О них можно сказать, что они пользуются своим женским, чтобы воплотить своё мужское. Женские ухищрения в формировании имиджа, безупречность облика доведены у них до совершенства и пускаются в ход с жесткой мужской расчетливостью (Каган В., 1991) [14].

Такие женщины по-женски используют мужчин, чтобы достичь своих неженских целей. Брак несовместим с образом жизни таких деловых женщин, но им не хочется оставаться бездетными. Мать, которая вечно занята, перекладывает воспитание детей на нянь, гувернанток и другие замещающие фигуры. Дети в курсе, что у них есть отцы, но они присутствуют в их жизни, главным образом, деньгами. В младшем школьном возрасте дети деловых женщин перестают слушаться и быть воспитанными, у них начинаются серьезные проблемы со сверстниками, с учителями, с учением. Они страдают от того, что у них отсутствует нормальная семья, и отказываются быть хорошими, старательными и успешными, чтобы мать вернулась к её родительским обязанностям.

Когда детскому и семейному психотерапевту приходится встречаться в своей практике с фемининностью мальчиков и маскулинностью девочек, это не говорит о том, что необходимо проанализировать половую идентичность матери. Если на приём к психологу приходит мать с мальчиком одиннадцати лет, жалуясь на то, что одноклассники его задирают, дразнят, не хотят с ним дружить, то скорее всего, сверстники не хотят принимать женственность в его облике и поведении (Джонсон Р., 2005) [11].

Мать мальчика может быть представлена вполне нормальной женственной женщиной, по определенным причинам образовавшей коалицию с сыном (в противовес, например, коалиции отца со старшим сыном). Когда коалиции матери с сыном станет присущ характер симбиоза, у мальчика происходит развитие женских способов поведения, и он начинает раздражать не только одноклассников, но и отца и брата. Происходит упрочение симбиоза матери с сыном и усиление конфликта маскулинности-фемининности у мальчика.

В корне маскулинных проявлений девочек-подростков тоже не всегда лежит модель материнского поведения. Через грубость и самовольство, подчеркнутую независимость девочки нередко стремятся утвердить свою подростковую взрослость. Однако это еще не говорит о том, что их развитие идет по маскулинному типу, что они идентифицируют себя с маскулинной матерью (или даже отцом) (Джонсон Р., 2005) [11].

Родители могут и не выступать как источник половой идентификации. Подростковое негативное самоутверждение девочек реализуется в мужском рисунке поведения и обладает защитным характером. Если конфликты девочки с родителями будут разрешены, или семья обратится к психологу за помощью, может наблюдаться исчезновение маскулинных черт девочки по мере выхода из подросткового возраста, но они закрепятся в хронических конфликтах со взрослыми и в первую очередь с отцом и матерью.

Женская идентичность и андрогиния

Целостность понятия «пол» складывается из биологического, социального и культурного, «пол» можно использовать как психологическую категорию. Человек осознает и переживает психологический пол. Пол сказывается на его самосознании, поведении, его сексуальной и любовной жизни. Для понимания того, каким образом половая идентичность влияет на личную жизнь человека, его судьбу, необходимо более расширенное рассмотрение половой идентичности с ее расчленением на несколько компонентов.

Как и в психологии пола, как конституирующий элемент половой идентичности будем рассматривать половую роль. Для носителя половой роли не важно, определена ли она биологически, навязана культурно или присвоена в соответствии с его собственным выбором. Для мужчины и женщины половая роль является его (её) собственным ориентиром, по которому он (она) действуют в качестве лиц определенного пола (Каган В., 1991) [14].

Мужчиной и женщиной могут выполняться роли, соответствующие своему или противоположному полу, преимущественно роли, присущие своему или противоположному полу. На характер половой идентичности влияет то, как человек принимает мужское и женское в себе. Возможными является несколько вариантов. Речь идет о принятии и мужского и женского, отвержении и того, и другого, принятии части, соответствующей своему полу и отвержении противоположной, и наоборот — принятии части, соответствующей противоположному полу, и отвержении своей (Каган В., 1991) [14]. Установки, присущие мужчинам и женщинам в любовной и сексуальной жизни, характерный для них способ поведения обозначим как мужской и женский эрос. Применяемое здесь понятие «эрос» не может описать сексуальное поведение человека. Эрос дает информацию о мужчине и женщине с точки зрения их готовности к любовным и сексуальным отношениям, значимости для них этих отношений, степени активности и инициативы в появлении и развитии этих отношений.

Природу человека, как мужского, так и женского пола, невозможно понять, по словам Н. Бердяева, «по ту сторону вопроса любви», вне представлений мужчин и женщин о ценности любви. Здесь говорится об особом типе переживаний и взаимоотношений (в отличие от страсти, влюбленности, влечения и т.д.) [1]. Любовь как переживание направлена на уникального и единственного «другого», его любят вне зависимости от того, любит ли он в ответ, есть ли он вообще в жизни любящего. Во взаимоотношениях любви каждый подтверждает бытие другого, сам реализуется во всей полноте и своим отношением создает для другого условия, чтобы он мог самореализоваться. На качество эротических, любовных и супружеских отношений влияет то, на какого партнера ориентированы мужчина и женщина, и какой выбор они делают. Они могут быть направлены на реального человека, из тех, кто есть в их жизни, или на идеального, которого создало их воображение. Некоторые люди заменяют жизнью в мечтах реальность и избегают интимных и глубоких контактов.

При осознании и переживании мужчиной и женщиной своего пола предполагается и их восприятие своей телесности. Мужчина и женщина оценивают свою телесность, руководствуясь собственными представлениями об эталонах, которые приняты в данное время в данной культуре, и соответственно переживают её как приемлемую или отвергаемую, гармоничную или дисгармоничную. Мужчины и женщины при неудовлетворенности своей телесностью пытаются изменить ее любыми способами, в том числе, и посредством одежды (а женщины косметики) создают определенный образ себя и передают его окружающим (Вейнингер О., 1991) [6].

Имеются элементы телесности, которые люди могут контролировать в минимальной степени. Экспрессия, жесты, походка, голос, темп речи являются полосоотнесенными свойствами человека (Крейдлин Г., 2005) [19]. В таких элементах телесности, в невербальных средствах коммуникации, которые применяются мужчиной и женщиной, внимательный человек может увидеть даже те особенности половой идентичности, которые человек сам не осознает или стремится скрыть. Рассмотренные выше признаки телесности, а также имидж, который создается мужчиной и женщиной через внешние средства, будем обозначать как облик.

Основываясь на выделенных компонентах идентичности, рассмотрим её оптимальную модель. Очевидно, будут рассматриваться андрогинные мужчины и женщины.

Андрогинные мужчина и женщина играют преимущественно роли, которые соответствуют их полу, но также выполняют и роли, присущие противоположному полу. Они имеют в себе и мужское и женское, определенно осознают и переживают себя как мужчину или женщину. Андрогинной женщине может быть свойственна громкая речь, твердый шаг, но её поведение в диалоге женское: это точное выражение своих чувств, концентрированность на партнере, быстрое переключение и смена ролей. Даже если андрогинный мужчина говорит негромко, легко входит в тактильный контакт, его поведение в диалоге мужское: удержание внимания к ключевой теме беседы, погруженность в собственные мысли и мысли собеседника, придание большего значения словам собеседника, а не его чувствам (Крейдлин Г., 2005) [19].

В семье андрогинным мужчине и женщине отводится исполнение своих «естественных» половых ролей: женщине — матери и жены, мужчине — мужа и отца. Они могут на равных главенствовать в семье, и если один из них является доминирующим, то другой признает за ним право на лидерство. Если андрогинный мужчина проявляет заботливость, эмоциональность, экспрессивность, это сочетается с его стремлением принять на себя ответственность за других, быть решительным в сложных ситуациях. Если по своим мужским мотивациям андрогинная женщина растёт в профессиональном плане, делает карьерные достижения, то она при этом будет сохранять женский такт, гибкость и не станет соперничать с мужчиной. Андрогинные мужчина и женщина переживают и осознают свой пол в виде целостного, принимая в себе черты и свойства как своего, так и противоположного пола (Кашина М., 2004) [16].

Что касается эротической установки андрогинного мужчины и андрогинной женщины, то она соответствует их половой роли и их представлениям о том, как должны вести себя мужчина и женщина в любовных и сексуальных отношениях. Они имеют различный характер поискового поведения, различную степень инициативы, формы активности, способы установления контакта с противоположным полом. В поведении мужчины реализуется установка завоевывать и обладать, а в поведении женщины — выжидать и обольщать, хотя при этом женщина может в открытую демонстрировать свою заинтересованность в мужчине, а мужчина добиваться женщину посредством неотступного ухаживания [22].

Личности андрогинных мужчин и женщин основываются на принятии себя, положительном отношении, способствующем формированию гармоничной половой идентичности. Принимая себя и других людей, включая и лица противоположного пола, андрогинные мужчины и женщины через опыт взаимоотношений в семье, дружбу, романтические юношеские влюблённости предуготовлены к встрече с любовью [22].

Любовь для них является высокой ценностью, необходимым условием счастья как «переживания полноты бытия». «Андрогины» обычно счастливы в личной жизни, их удовлетворяет свой брак, свое родительство и супружество. Они умеют без больших потерь справляться с критическими моментами в жизни семьи и ее членов, конструктивно решать конфликты. В семье, которая создана «андрогинами», есть все условия для того, чтобы у детей развивалась здоровая и нормальная личность, и чтобы они усвоили модель собственной семьи.

Вывод

Как видно, нарушения половой идентичности женщин имеют различное содержание составляющих её компонентов, различную степень осознания женщинами своей роли, мужского и женского начала, различный характер представления женщин о своей женственности.

Почти все типы нарушенной половой идентичности основываются на отвержении или недостаточном принятии девочки матерью, а также на отсутствии надлежащей опоры и поддержки со стороны отца. Из-за конфликтности осознания и переживания себя женщиной как носителя своего пола усиливается конфликтность её Я-концепции, а из-за защит, с помощью которых она ограждает себя от этих конфликтов, происходит усложнение структуры ранее сложившихся защит. Нарушения половой идентичности являются одной из наиболее важных сторон личностной дезинтеграции женщины, показателем невротического развития ее личности (Джонсон Р., 2005) [11].

Очевидно, что в рассмотренных вариантах нарушений половой идентичности явно преобладающими являются мужские признаки — либо в виде рано сложившейся ориентации на мужскую роль, либо в виде защитного поведения по мужскому типу. К. Хорни полагает, что развитие защитного поведения женщин по мужскому типу происходит в случае конфликтности женской половой роли или при восприятии её как дезадаптивной (Хорни К., 1993) [25]. Это, по-видимому, объясняет защитную маскулинизацию девочек в подростковом возрасте, а девушек — в юношеском.

Защиты по женскому типу в русской действительности почти не встречаются. Одним из объяснений этого является нечувствительность русских мужчин к беззащитности и эмоциональной чувствительности женщин. Мужчины приучены к тому, что женщина сама может себя защитить — и ни кем иным, как самой женщиной.

Не будет преувеличением утверждать, что в советской и в постсоветской культуре женственность не выступает как ценность (в отличие от культуры дореволюционного периода). Советская власть освободила женщину от всех видов угнетения, предоставив ей самые разные возможности самореализации: в труде, в образовании, в профессиональной и общественной деятельности. Реализуя себя как гражданку и труженицу, женщина в существенной мере утратила свою женскую природу. Неся тяготы строительства социализма, войны и послевоенного восстановления, она справлялась с самыми разными мужскими ролями.

Из поколения в поколение русские девочки воспитываются маскулинными матерями. Исторически, социально и культурно детерминированная маскулинизация женщин совпала с тенденциями мирового процесса. К. Хорни видела причину «ухода женщин от женственности» в их желании самоутвердиться рядом с мужчинами, которым принадлежит цивилизация, преодолеть через маскулинность чувство своей женской неполноценности [25].

Сферы жизни и роли мужчин и женщин были строго закреплены в течение столетий, а протест женщин против её традиционного места в семье и в обществе начался в конце девятнадцатого века — только тогда, когда и сама женщина, и социальные условия созрели для этого. Все нарастающие тенденции феминизма говорят о том, что женщина хочет быть равной в правах с мужчиной, но не желает быть особым женским существом. Она борется не за свободную себя- женщину, а за человека женского пола, одноприродного с мужчиной [22].

Особое внимание следует уделить «запутанному» типу нарушения половой идентичности женщин: у таких женщин отсутствует четкое половое самоопределение, мужское и женское начала вытеснены, отмечается неопределенность в полосоотнесенном поведении. У описанного здесь женского типа «запутанность» в половой идентичности касается всего процесса развития личности и обладает невротической природой.

Размывание границ между мужским и женским, спутанность ролей, смещение в сторону мужского эроса является не только невротическим, но и цивилизационным феноменом. В настоящее время в различных культурах всё усиливается неопределенность полового самоопределения у мужчин и женщин, всё увеличивается число лиц нетрадиционной сексуальной ориентации (Шмыгун Т., 2004) [26].

Процессы маскулинизации женщин и рост неопределенности в половой идентичности мужчин и женщин каким-то образом сосуществуют в современном мире и, возможно, обладают общими корнями. Можно ожидать, что в скором будущем психология, культурология, антропология объяснят эти явления.

В полной мере проанализировать закономерности становления половой идентичности женщин и найти причины её нарушений нельзя без знаний того, как формируется половая идентичность мужчин, что вызывает ее нарушения и как они проявляются. Поскольку эти процессы неотделимы друг от друга, они могут быть поняты только в единстве.

Другие материалы
Особенности формирования, клинической динамики, диагностики и коррекции нарциссического расстройства личности (на примере рассмотрения клинического случая)
Данная работа затрагивает проблему нарциссического расстройства личности в современном обществе, раскрывает особенности формирования, клинической динамики, диагностики данного расстройства в практике клиник пластической хирургии, описывает формы и результаты коррекции на примере пациента, находящегося в психоаналитической терапии на протяжении 3-х лет.
13 апреля 2023
66
Эффективность терапии тревоги у пациентов, страдающих расстройством адаптации, на модели терапии глицином с учетом плацебо-реактивности
В статье приведены полученные в ходе исследования данные, которые свидетельствуют о снижении выраженности тревоги у пациентов, страдающих расстройством адаптации, на фоне терапии микро капсулированным глицином. Выявлено, что средняя редукция тревожной симптоматики в группе пациентов, принимавших глицин, по окончании 4 нед. лечения, вдвое превышала соответствующие показатели в группе плацебо-терапии (31 vs 15% редукции среднего балла по шкале оценки тревоги Гамильтона). Показано, что наибольшей обратной динамике на фоне терапии глицином подверглись такие симптомы тревоги, как тревожное настроение, напряжение, нарушения сна.
12 апреля 2023
58
Автор статьи:
Исагулова Елена Юрьевна
Кандидат психологических наук, клинический психолог, психоаналитический психотерапевт, ассоциированный член Московской психоаналитической ассоциации, действительный член Швейцарского института микропсихоанализа (Institut Suisse de Micropsychanalyse), директор НМУ «Клинический центр психического здоровья»
Помогаем строить комфортные отношения с собой и окружающими
Рады видеть вас
в нашем центре
127055, г. Москва,
Порядковый пер., д.21, 4 эт., каб. №7
Пн-Вс
10:00-22:00